О НАШЕЙ РАБОТЕ

“Архитектура заключается в том, чтобы превратить дешевый камень в камень из чистого золота”. Алвар Аалто

В центре Москвы, на её улицах и в переулках, постоянно встречаются объекты, на которых мы когда-то работали. Это и квартиры, и особняки, и храмы… На одном делали оселковый мрамор, на другом – лепнину и золочение, на третьем – реставрировали фасад, на четвертом – мраморный камин и художественный паркет, на пятом – весь комплекс работ.

Мы изготавливаем, воссоздаем и реставрируем оселковый мрамор, как на прямолинейных, так и на сложных криволинейных поверхностях, и малые архитектурные формы из него; монументальную живопись; обычный и художественный паркеты; золочение; архитектурно-лепной декор – методом тяг и методом отливки; конструкции и декор из натурального камня, включая белокаменные. Выполняем штукатурные и малярные работы разных видов и сложности, в том числе, штукатурные тяги; различные работы по кирпичной кладке. В целом, весь спектр работ на фасадах и в интерьерах. Также мы оказываем услуги: консультируем дистанционно и с выездом на объекты (выезды – Москва и Московская область); производим обмеры; составляем план объекта и, при необходимости, чертежи отдельных его элементов; подготавливаем документы (ведомости объемов работ, сметы, графики, договоры, технические задания и другие); даем технологические рекомендации и прочее. Можем вести полное сопровождение объекта (то есть, выступать техническим заказчиком). Расценки на выполнение работ и оказание услуг – договорные.

Реставрация фасадов Храма Св. ВМц. Ирины в Покровском
Реставрация фасадов Храма Св. ВМц. Ирины в Покровском

Выполнение работ мы обычно оформляем договором подряда.  Существенными условиями договора подряда являются три основных – предмет договора, его сроки и цена. По сути, предмет договора – это набор работ, выполняемых нами по данному договору.  Сроки выполнения работ зависят от количества видов работ, их объема, последовательности и длительности технологий, а также от других факторов, иногда, включающих температурные, влажностные и прочие условия. Цена работ, зачастую, является самым существенным условием, как для заказчика, так и для подрядчика. В договоре подряда она, как правило, определяется сметой, смета же, в большинстве случаев, рассчитывается по “единичным расценкам”. Видимо, поэтому сейчас существует массовая тенденция непременно размещать на сайтах по ремонту и строительству прайс-листы с единичными расценками, то есть, перечень работ с их стоимостью за единицу измерения (метр квадратный, метр погонный, штука, изделие и т.п.).

Фрагмент прайс-листа ремонтной организации.
Фрагмент прайс-листа ремонтной организации.

Предполагается, что при таком подходе потенциальный заказчик может рассчитать свои будущие расходы. В действительности такой подход абсолютно неинформативен.  Да, заказчик видит сколько стоит та, или иная работа, но он не может знать всего необходимого набора работ, их технологической последовательности, правил обмера и подсчетов для определения реального объема работ, следовательно, нет и ответа на вопрос – какова же сумма предстоящих расходов. На деле, данные прайс-листы призваны лишь продемонстрировать дешевые расценки для того, чтобы вовлечь потенциального заказчика в переговоры, а уж процессе переговоров, будьте уверены, цена вырастет в разы.

Мы на своей практике убедились, что для определения первоначальной приблизительной цены предстоящих работ необходимо, как минимум, тщательно изучить имеющуюся документацию (проект, техническое задание, ведомость объемов работ) – все, что есть в наличии; иногда выехать на объект для его визуального осмотра, хотя бы частичных обмеров и ознакомления с условиями производства; подробно обсудить с заказчиком его пожелания.

Проект реставрации фасада.
Проект реставрации фасада.

После чего на основании собранной информации и опыта прошлых аналогичных объектов готовится коммерческое предложение.

Коммерческое предложение в нашем понимании – это документ, подтверждающий нашу готовность выполнить необходимые заказчику работы, в определенные сроки и по некоторой примерной стоимости.

После рассмотрения заказчиком коммерческого предложения оно совместно обсуждается, при необходимости корректируется. После достижении предварительного согласия мы готовим полную развернутую смету на производство работ.

Для чего же нужно коммерческое предложение, если потом необходима смета? Если составлять реальную и полную смету, а не типовую и весьма приблизительную, то это трудоемкий и ответственный процесс, который выполняют квалифицированные инженеры-сметчики. На полноценную смету они порой тратят не один рабочий день, зачастую привлекая к своей работе технологов, конструкторов, прорабов и других профильных специалистов. Конечно же, их работа должна быть хорошо оплачена. Нужно понимать, что даже если некоторые подрядчики на своем сайте пишут, что “составление сметы – бесплатно”, на самом деле эту работу в составе накладных расходов оплачивают за Вас заказчики, которые уже разместили подрядчикам свой заказ, или будете в дальнейшем оплачивать Вы, после того, как подрядчик начнет выполнять работы для Вас.

Кроме того, достаточно часто бывает, что заказчик просто хочет узнать «цену вопроса», а начать ремонт планирует «когда-нибудь потом». С учетом скорости роста цен на строительные материалы, ведь многие из них импортные, напрямую зависят от курса доллара США и евро, «когда-нибудь потом» стоимость будет другая, так что затея не имеет смысла. Заказчик может быть абсолютно не готов к той сумме денежных затрат, которая проставлена в коммерческом предложении, тогда необходимы существенные корректировки по видам и объемам работ, по выбору материалов. Поэтому выполнять такую объемную и кропотливую работу, как составление сметы, имеет смысл тогда, когда обе стороны достигли определенных договоренностей и намерены дальше сотрудничать – тогда и приходит пора рассчитать смету и заключить договор.

Смета является не только финансовым документом, из которого видно, что в каком количестве и сколько стоит.

Смета – это мощный инструмент для организации производства, обеспечения его материалами, правильного выстраивания хода работ и соблюдения их технологической последовательности, осуществления оперативного финансового и управленческого учета.

В хорошо составленной смете всегда отражены технология производства, его этапы, затраты на материалы и их номенклатура, заработная плата и косвенные расходы подрядчика.

Не даром, именно смета рекомендована Гражданским кодексом РФ, как документ, определяющий стоимость подрядных работ, поэтому возвращаясь к вопросу в цене нашей работы, порядок ее определения следующий:

– получение первичной информации об объекте (знакомство с проектом, пожеланиями заказчика, осмотр объекта и пр.);

– формулировка коммерческого предложения на выполнение работ;

– достижение договоренностей о дальнейшем сотрудничестве;

– составление сметы на выполняемые работы и заключение договора.

Если по каким-то причинам заказчику необходимо получить подробную и понятную смету без заключения договора и выполнения ремонтных работ, то мы готовы оказать такую услугу за соответствующую плату, возможно и составление других документов (ведомости объемов работ, графика, договора, технологических рекомендаций, плана объекта и прочего), а также дистанционные и выездные консультации (выездные – Москва и Московская область). Об этом мы уже писали выше.

Конечно же, почти всегда бывает, что заказчик во время ремонта становится активным участником творческого процесса, у него рождаются дизайнерские идеи, хочется воплотить новые, только что возникшие замыслы. В таких случаях стороны все обсуждают, взвешивают, и, мы охотно идем навстречу заказчику, если есть такая возможность (то есть данные пожелания технически выполнимы, работы по которым вносятся изменения не начаты, материалы для них не закуплены, сдвиг по срокам выполнения допустим и т.п.). По достижении взаимной договоренности производится перерасчет сметы по вносимым изменениям, оформляется и подписывается дополнительное соглашение к договору. Мы всегда и во всем стараемся идти навстречу, поскольку уверены, что по любому вопросу можно разумно договориться.

О СТОИМОСТИ ОСЕЛКОВОГО МРАМОРА

Несмотря на то, что отделка оселковым мрамором присутствует практически в каждом дворце или особняке XVIII-XIX веков, заказы на реставрацию или воссоздание ее – не такое уж частое явление, прежде всего потому, что крайне трудно найти специалистов по оселковому мрамору, их ведь очень мало. Часто на объектах оселковый мрамор заменяется обычной штукатуркой, подкрашивается “под мрамор”, просто закрашивается, заменяется «венецианской штукатуркой», в лучшем случае, альфрейной росписью. Заказы на оселковый мрамор у частных заказчиков при новом строительстве также редки, потому что многие заказчики просто не знают о существовании такого вида отделки, а других смущают высокая цена или длительные сроки.

Мальтийская капелла Воронцовского дворца в Санкт-Петербурге.
Мальтийская капелла Воронцовского дворца в Санкт-Петербурге.

По этим причинам в интернет очень сложно найти информацию о работах по оселковому мрамору в целом и их стоимости в частности.

 Сразу скажем, отделка оселковым мрамором – очень дорогой вид отделки.

Во-первых, потому, что специалистов очень мало, они уникальны и их труд не может быть дешевым, во-вторых, работы с “оселком” чрезвычайно трудоемки (не менее 100 чел./часов требуется только на полировку одного квадратного метра по официальным нормативам), то есть специалист затрачивает огромное количество времени и усилий, в-третьих оселковый мрамор – отделка дворцовая, достойная царей, высокохудожественная, изделия из “оселка” зачастую становятся произведениями искусства.

Конечно же ценообразование на работы по оселковому весьма многофакторное (вид работы: реставрация, воссоздание или изготовление; объем; сложность колористической гаммы; сложность состава «теста»; сложность поверхностей и их состояние; до какой высоты и на какой высоте придется вести работы; температурный режим на объекте и другие факторы). Не вдаваясь в анализ стоимости, основываясь на практике производства работ, скажем что цена работ по оселковому мрамору начинается от 15 000 рублей за один квадратный метр. Если учесть, что средняя цена натурального мрамора 5000 рублей за квадратный метр, цена работы по облицовке натуральным камнем прямолинейных поверхностей в среднем 1500 рублей за квадратный метр, получается, что стоимость оселкового мрамора, как “имитации”, существенно дороже оригинала.

Слэб из натурального мрамора.
Слэб из натурального мрамора.

Минусы оселкового мрамора по сравнению с натуральным мрамором, вроде бы, очевидны – натуральный камень долговечней и прочней, и он именно натуральный, а не искусственный, кроме того, в определенных случаях дешевле оселкового. Плюсы оселкового мрамора – это бесшовность поверхностей и возможность получения почти любого цвета и тона. К тому же, пока что речь шла только об облицовке прямолинейных поверхностей, например, стен.

Ситуация в корне меняется, если говорить о криволинейных, профилированных поверхностях или деталях скульптурного характера – колоннах, пилястрах, карнизах, балясинах, поручнях и других сложных архитектурных элементах. Здесь “оселок” проявляется во всей своей красе – бесшовный “монолит” разнообразнейшей цветовой гаммы при этом несравненно дешевле изделий из натурального мрамора. К примеру, колонну из натурального мрамора диаметром порядка 40 сантиметров и высотой около 3-х метров можно заказать в Москве по цене приблизительно 250 000 рублей и это будет колонна из достаточно дешевого мрамора.

Колонны из натурального мрамора в салоне одной из московских фирм.
Колонны из натурального мрамора в салоне одной из московских фирм.

Путем несложных расчетов получим стоимость квадратного метра лицевой поверхности – 67 000 рублей за квадратный метр, в то время как стоимость аналогичной колонны из оселкового мрамора будет рассчитываться от 15 000 рублей за метр квадратный, да с учетом коэффициентов на кривизну и цветность, с учетом других факторов о которых упомянуто выше, но тем не менее цена все равно будет на порядок дешевле.

Еще один важный момент – указанные размеры мраморной колонны 40 сантиметров в диаметре  на 3 метра высоты для большинства производств – максимальные, это связано и с особенностями камнеобрабатывающего оборудования, и возможностями поставки мраморным карьером цельных блоков мрамора без трещин. Изготовление больших колонн, например, как в Исакиевском Соборе Санкт-Петербурга – в наше время мало кем решаемая задача, а цена такого решения, наверное, сравнима с годовым бюджетом какого-нибудь Российского региона. А если таких колонн не одна, а много?

Колонны из оселкового мрамора в здании “Росстата” по проекту Ле Корбюзье
Колонны из оселкового мрамора в здании “Росстата” по проекту Ле Корбюзье

Колонны, пилястры и другие изделия из оселкового мрамора никак не ограничены в размерах, в отличии от изделий из природного камня, а если принять во внимание вес изделий, нагрузки на перекрытия, погрузочно-разгрузочные работы и транспортные расходы, то выгода применения оселкового мрамора для массивных криволинейных элементов абсолютно очевидна, а в некоторых случаях (например, для достижения особой массивности архитектурных элементов) –  это вообще единственно возможное технологическое решение.

МАЛЫЕ АРХИТЕКТУРНЫЕ ФОРМЫ ИЗ ОСЕЛКОВОГО МРАМОРА

 

Речь пойдет о не совсем традиционной сфере применения “оселка”, а именно о малых архитектурных формах из оселкового мрамора, ведь в основном мы встречаем оселковый мрамор в отделке стен, колонн, пилястр, реже профилированных элементов декора.

Например, из оселкового мрамора можно делать такие вазоны.

Вазоны из оселкового мрамора.

Один из них (зеленый) установлен в холле Филиала Большого Театра (“Новая сцена”). Интересно, что эти вазоны пустотелые. Делались они так. Вспомогательная конструкция чем то напоминала колодезный ворот – на горизонтальные опоры горизонтально укладывалась металлическая труба, шаблон крепился вдоль нее неподвижно, поворачивая трубу на нее наматывали виток к витку обычную веревку (форма веревочной бухты должна соответствовать желаемой форме внутренней полости), далее на эту веревочную бухту накладывалось мраморное “тесто”, а вращением ворота ему шаблоном придавалась нужная форма. Вазоны находились на вороте до полного схватывания раствора и его окончательной отделки, а потом веревка просто сматывалась от трубы к периферии. Получалась пустота внутри вазона.

Выполнение ограждений лестниц, перил и балясин также возможно в технике оселкового мрамора. Вот, к примеру, лестничные перила “Скоропечатни А. А. Левенсона” (1900 г.), выполненной в стиле модерн Ф. Шехтелем. Реставрация этих перил – одна из недавних наших работ.

Ограждение лестницы “Скоропечатни А. А. Левенсона”.
Всевозможные балясины также можно изготавливать из “оселка”. На фотографии выставочные экземпляры балясин, но, можем сказать, что на практике неоднакратно приходилось устанавливать аналогичные балясины на реальных объектах, как правило, загородных коттеджах. 
 
Поручень и балясины из оселкового мрамора
На фото и балясины, и поручень выполнены из оселкового мрамора. А на фотографии ниже из оселка выполнены не только балясины, поручень и тетива, но и скульптуры фараонов. И не только фараонов, на заднем плане пустотелая женская скульптура с подстветкой – из оселкового мрамора.
 
Скульптуры и образец балюстрады из оселкового мрамора
Барельфы для одного из московских храмов также выполнены в технике оселкового мрамора. Как и при изготовлении лепного декора, сначала делались модели из пластилина, затем выполнялись формы, в которые впоследствии закладывался не чистый гипс, а гипсовый состав по рецептуре оселкового мрамора.
 
Барельфы из
Барельефы из “оселка”.
Конечно же, изготовление малых форм из оселкового мрамора сложней, чем облицовка. Здесь успешный результат зачастую достигается путем многократных проб и ошибок, периодических экспериментов. Приходится пробовать разные вязкости и текучести растворов, степень жесткости форм, пропорции составляющих для гипсового теста. Тем не менее, очевидно, что границы применения оселкового мрамора гораздо шире, нежели только облицовка поверхностей.

ЛЕПНИНА: ГИПС ИЛИ ПОЛИУРЕТАН?

Нет смысла расписывать, что при изготовлении лепного декора сначала делается модель, как правило, из гипса, затем формы из гипса, желатина или полимерных материалов и силиконов, потом отливка. При реставрации сначала мы лепнину расчищаем от загрязнений и покрасок, потом догипсовываются раковины, сколы и мелкие утраты, подбираются или отливаются фрагменты, приклеиваются на место и т. д.  Информацию о процессах можно найти в учебниках и на сайтах, специалисты же ей просто владеют.

Инструменты лепщика.
Инструменты лепщика.

Что написать про лепнину ? На самом деле, тема лежит на поверхности, достаточно набрать в поисковике слово “лепнина”. Если мы это сделаем, то увидим, что выдача делится на две большие категории – это “лепнина из гипса” и “лепнина из полиуретана”. На практике мы неоднократно сталкивались с тем, что многие не знают разницы и возможных границ применения лепнины гипсовой и лепнины полиуретановой. Раскроем эту тему.

Лепнина из полиуретана

Полиуретан, или аналогичные полимерные материалы (сейчас в угоду маркетингу появились – экополимер, дюрополимер и т. д.) и минеральный материал гипс – это в принципе разные материалы с разными физическими свойствами. У полиуретановой лепнины высокая степень влагостойкости, она пластична и долговечна, на практике возможности проверить не было, но думаем, что если полиуретановую лепнину зарыть в землю, то она может там пролежать десятилетиями, без каких-либо признаков разрушения, как пластиковая бутылка или полиэтиленовый пакет. Гипс конечно же менее устойчив к влажности, более хрупкий, хуже переносит деформации. Полиуретановая лепнина легкая, не создает нагрузок на конструкции, просто и легко монтируется. Пожалуй, на этом ее достоинства заканчиваются. Перейдем к недостаткам.

Лепнина из полиуретана ограничена в размерах. Как правило, она производится на достаточно крупных предприятиях, чья задача – постоянное увеличение объема продаж. Нужно затоварить склады, обеспечить поставки фурами, распространить изделия на строительные рынки, магазины, выставки. Самый массовый сегмент объектов-потребителей – это квартиры и коттеджи, в которых, как правило, нет огромных залов и высота потолков редко превышает 3, 2 метра. Именно исходя из размеров стандартных квартир, производители выпускают полиуретановую лепнину ограниченного размерного ряда.

Попробуйте найти лепную капитель из полиуретана, размером по абаке 1,8 метра – такая капитель, например, у колонн Большого Театра. Не получится. Конечно же, некоторые производители могут выполнить полиуретановую лепнину по индивидуальному заказу, но объем выполнения должен быть достаточно большим, а цена будет заоблачной.

Гипсовый лепной декор в Греческом зале Павловского дворца

Вспоминаем одного заказчика. Он приехал в лепную мастерскую.  Долго с недовольным видом бродил среди моделей, выбирая карниз в квартиру. И тут лицо его просияло – он увидел фрагмент карниза с одного известного и достаточно большого московского особняка, который мы приводили к модели для последующей реставрации. “Хочу ! Это то, что мне нужно !” – сказал заказчик. Желание заказчика – закон. Сделали. Профилированный карниз, погонаж с орнаментами, фриз с лозами и цветами, высотой 80 см – весь этот антаблемент получился с выносом сантиметров семьдесят и высотой порядка 1,3 метра, почти на половину высоты стены квартиры, там потолки были высокие, метра три. Когда мы смонтировали весь этот циклопический декор, восторженный заказчик попросил еще всю эту красоту покрыть сусальным золотом – книжек ушло больше, чем на иной церковный купол. А заказчик был счастлив, он часами ходил по периметру своей квартиры, любуясь карнизом, весь в золотистых бликах, приговаривая только одну фразу: “Да, богато !” Думаем, что никогда бы он не был счастлив, если бы установил карниз из полиуретана, высота которого редко превышает 30 см. Такие потребности, как у этого заказчика – это, конечно, экзотика, но нужно признать, что геометрические размеры полиуретановых изделий, не заказных, а имеющихся в продаже, не удовлетворяют всем потребностям, в отличии от гипсового декора, размеры которого могут быть любыми, в разумных пределах, конечно.

Далее. Любое производство заинтересовано в снижении себестоимости. Исходя из этих целей, производство лепнины полиуретана не может ежемесячно обновлять модельный фонд – ведь нужно привлекать модельщика, платить ему зарплату, делать новые формы, перестраивать оборудование. Куда проще гнать годами один и тот же погонаж – он ведь все равно продается. Например, известный производитель лепнины и полиуретана “Элит-Декор” производит 3,7 миллиона изделий в год. В результате мы получаем весьма ограниченный ассортимент декора, без всякого намека на эксклюзив и индивидуальность. Одинаковые карнизы могут стоять и у вас, и вашего соседа, и еще у тысяч людей, тогда как в гипсе можно воплотить любой замысел архитектора или заказчика, а по выполнении работ уничтожить модель, гарантируя заказчику, что его декор нигде больше на повториться. Такое часто бывало в нашей практике.  Художественные возможности при декорировании полиуретаном весьма ограничены. Попросту говоря – это, в принципе, ширпотреб. В ассортименте полиуретанового декора невозможно найти детали, которые позволили бы собрать, скажем, навершие аналогичное, декору из Эрмитажа. 

Лепной декор навершия в Государственном Эрмитаже

Разве возможно средствами полиуретановой лепнины выполнить декор, хотя бы отдаленно напоминающий, представленный на фотографии ниже ? Конечно же, нет. Признаем откровенно, что ассортимент лепного декора из полиуретана весьма низок и не позволяет создавать действительно сложные и красивые интерьеры. 

Интерьер католического храма в Палермо. Италия.

Теперь поговорим и красоте и эстетике. Изготовление гипсовой лепнины – это полностью ручная работа. Сначала модельщик лепит модель из скульптурной глины или пластилина. Затем делается форма и в ней отливается гипсовая модель. Гипсовая модель корректируется и правится, затем снова формуется, а потом уже делаются окончательные чистовые модели и форма и, собственно, отливки. Зачастую рельеф воссоздаваемых или изготавливаемых вновь деталей достаточно глубокий со множеством поднутрений, отливку такой детали технически невозможно извлечь из формы, не повредив деталь или саму форму. В этом случае отливается множество мелких деталей, каждая в своей форме. Разбивка орнамента на мелкие детали делается с учетом возможности их беспрепятственного извлечения из формы. Затем все эти мелкие детали приклеиваются к некой несущей поверхности. Эту ручную технологию хорошо видно на примере классической коринфской капители.

Капитель Коринфского ордера
Для того, чтобы сделать такую капитель нужно отдельно отлить тело капители, так называемый, “колокол” или “барабан”, отлить каждый акантовый лист, волюты, астрагал, абак, “звездочки”, затем все это склеить, используя при необходимости латунные пироны и медную проволоку.
 

 В результате мы получаем коринфскую капитель – легкую, ажурную, с глубоким рельефом и поднутрениями, большим выносом головок акантовых листов, которая, во-первых, красиво смотрится, во-вторых, полностью соответствует архитектурным канонам.

А теперь посмотрим на типичную капитель из полиуретана. Таких много на строительных выставках, магазинах, строительных рынках.
Капитель из полиуретана
Отличия от гипсовой капители видны сразу – рельеф не глубокий, нет никакой ажурности, смотрится она грубой, как будто вырублена топором, нет пустот и поднутрений под листами, но при этом вся она достаточно “зализана”. Это связано с особенностями массового производства деталей – нигде на капители нет фрагментов. которые могли бы препятствовать свободному отделению отливки от формы. К тому же, если несколько лет назад модели для производства делались еще вручную, то в наше время практически каждый производитель полиуретанового декора делает модели методом 3D печати или 3D фрезерования, а эти методы имеют весьма ограниченные возможности формирования внутренних пустот и глубины рельефа. Изначально даже сами модели лишены художественной выразительности.

 Лепщики, работающие с гипсом, называют такие детали “слепыми”. Сказанное касается не только капителей, но и любых орнаментованных деталей – фризов, порезок, канизов…

Мы не любим полиуретановую лепнину, потому что она не красива, не может быть красивой в силу технологических ограничений. Кроме того, в отличии от натуральной гипсовой лепнины, полиуретановая крайне не экологична.

Однако, справедливости ради, стоит сказать о том, что далеко не всем заказчикам нужен эксклюзивный дорогой ремонт или отделка, иногда в бюджетном ремонте квартиры нет ничего более уместного, чем небольшой полиуретановый карнизик, органично отделяющий потолки от обоев на стенах, поэтому у лепнины из полиуретана есть своя сфера применения и свое право на существование. Вот только “лепниной” ее называть почему то не хочется, гораздо честнее – просто “полиуретановый декор”.

 
 

РЕМОНТ И РЕСТАВРАЦИЯ ФАСАДОВ

Пожалуй, большая часть выполненных нами физических объемов работ приходится именно на реставрацию фасадов. Реставрация кирпичной кладки, штукатурки, окраски фасада и архитектурно-лепной декор – вот стандартный набор работ по фасадной реставрации.

Говоря о реставрации фасадов, или их новой отделке, обратим внимание на два важных момента.

Поговорим о штукатурке. Мы выполняем работы по штукатурной отделке на фасадах. Речь идет не только штукатурке гладких поверхностей, но и штукатурных тягах – венчающих и межэтажных  карнизах, оконных обрамлениях, рустах и прочих архитектурных элементах. 

Штукатурная тяга венчающего карниза
Штукатурная тяга венчающего карниза.

Есть множество хороших штукатуров по гладким поверхностям, но крайне мало в наше время штукатуров, которые умеют делать штукатурные тяги, а уж такие задачи, как, например вытягивание из штукатурки колонны с энтазисом и каннелюрами посильны единицам. 

Штукатурные тяги на фасаде Храма Св. ВМц. Ирины в Покровском
Штукатурные тяги на фасаде Храма Св. ВМц. Ирины в Покровском

В конечном итоге, мы находим нужных специалистов, но времени и усилий на их поиски уходит предостаточно. В тему статьи не входит анализ – почему так получилось, то ли играет роль отсутствие системы профессионального образования, то ли непрестижность  профессии или то, что старые мастера в девяностые, решая проблему собственного выживания, не подготовили себе достойной смены. Однако, факт остается фактом – так же, как и специалистов по оселковому мрамору, профессиональных штукатуров, умеющих выполнять тяги, можно пересчитать по пальцам. Мы одни из не многих, кто сложную штукатурку делать умеет и считаем это умение серьезным конкурентным  преимуществом.

Еще один важный момент, касающийся работы на фасадах. Вспоминается один случай, произошедший в Москве в девяностые. В тем времена многие банки активно росли, богатели и развивались. Некоторые арендовали старинные особняки. И вот руководству одного из известных банков пришла в голову мысль отреставрировать фасад здания, в котором их банк находился. Желание, конечно же, похвальное – это ведь замечательно, когда здание реставрируют, причем не собственники, а арендаторы, за собственные деньги, а не деньги российского бюджета. 

На материалы банкиры не скупились – была закуплена очень хорошая краска одного всем известного немецкого производителя. Штукатурка фасада находилась в приличном состоянии, была отреставрирована отдельными местами и фасад выкрашен. Каково же было удивление работников банка, “реставраторов”, прохожих, когда на следующее утро после покраски вся свежевыкрашенная штукатурка лежала на земле, она обрушилась на 80% площади.

 Стали разбираться – почему так получилась. Оказалось, что великолепная брендовая немецкая краска слишком хороша – у нее великолепная адгезия к минеральным основаниям и она оказалась латексной. Краску ведь заказчики выбирали сами, без консультаций с реставраторами-технологами. Вот и получилось, что за счет высокой адгезии краска прекрасно “присосалась” к штукатурке, а латекс как резина вытянул очень слабую старую известковую штукатурку на себя, которая благополучно обрушилась. 

Если бы вместо дорогущей импортной краски фасад был выкрашен обычной известью с колеровкой сухими пигментами, стоило бы это на порядок дешевле, а фасад был бы сохранен, кроме того и у ведущих производителей красок, как правило, в линейке найдется та, которая прекрасно подходит для каждого конкретного основания – нужно было либо с технологами проконсультироваться, либо продавцам задачу правильно поставить. 

Фасад на ул. Малая Дмитровка
Фасад на ул. Малая Дмитровка

Все это к тому, что для реставрации фасадов иногда крайне вредно выбирать “лучшие” материалы – они должны быть не лучшие, а правильные. Ведь на старых зданиях, в большинстве случаев, кладочный и штукатурный растворы известковые, которые даже изначально не обладали высокой прочностью, а с течением времени утратили ее существенно. У нас бывали случаи, когда образцы известковой штукатурки фасада везли в лабораторию института “Спецпроектреставрация” в картонной коробке с уложенной внутри ватой – по-другому довезти было нельзя, штукатурка рассыпалась в пыль.

Проходя по Москве, часто видим, как старую известковую штукатурку гастрбайтеры “реставрируют” отдельными местами жестким цементным раствором марки 150 или пескобетоном марки 300, по-бытовому считая, что чем прочнее, тем лучше. Разве может при этом получится что-то хорошее? Ведь у материалов разная пластичность, прочность, паропроницаемость и другие параметры – появление трещин, расслоения неизбежны. Так же, как и металлический клин, вбитый в мягкую древесину, ее разрушает, так и высокопрочный новый раствор в старой мягкой известковой штукатурке приводит к появлению в ней трещин, отслоений и, как следствие, частичным обрушениям.  caption id=”attachment_1816″ align=”aligncenter” width=”900″]Штукатурка фасада жестким цементным раствором Штукатурка фасада цементным раствором[/caption]

Вывод: для реставрации фасадов материалы должны подбираться в строгом соответствии с существующими условиями, свойствами исходных материалов. Благо, в наше время, производители имеют в своем ассортименте материалы практически на все случаи жизни. Для штукатурок – это московский “БИРРС”, “Рунит” в Питере, краски – Caparol  и Alligator, всевозможные материалы для реставрации у фирмы “Реммерс”. 

Современные штукатурные смеси
Современные штукатурные смеси

Кстати, если у заказчика нет финансовой возможности закупать дорогие импортные материалы, многие проблемы можно решить с помощью традиционных отечественных материалов по давно проверенным в реставрации рецептурам. 

Книга Химия в реставрации Никитин М. К., Мельникова Е. П.
Книга “Химия в реставрации”. Никитин М. К., Мельникова Е. П.

Конечно же, реставрация фасадов – это не только штукатурные и малярные работы. Это может быть лепнина, кирпичная кладка, белый камень, облицовка мрамором и гранитом, ковка и литье, даже изразцы. Каждый из этих материалов требует большого массива специальных знаний. Итог всего сказанного может быть таким: реставрация фасадов должна производиться квалифицированными специалистами, которые много знают, имеют большой опыт и умеют “включать голову”.

РАБОТЫ В ИНТЕРЬЕРАХ

Пожалуй, говоря о работах в интерьерах, хочется вспомнить самые интересные, надолго запоминающиеся объекты. 

Центр Православного Наследия в Переделкино.
Центр Православного Наследия в Переделкино.

Конечно же, какими объектами являются объекты масштабные, значимые, “стройки века” – Большой Театр, Центр Православного Наследия в Переделкино, Храм Христа Спасителя и другие.

Чем примечательны эти объекты? Прежде всего сложностью выполняемых реставрационных работ. Как правило, на этих объектах сложная лепнина, сложные штукатурные архитектурные формы, живопись и позолота… Все это требует высокого мастерства и умений. Есть где применить свои лучшие профессиональные качества.

ГАБТ РФ. Горельфы
ГАБТ РФ. Горельфы “Путти” после реставрации.

Эти объекты примечательны также бесконечными бестолковыми планерками, которые проводятся только для того, чтобы очередной раз зафиксировать нарушения сроков, которое можно будет впоследствии предъявить исполнителю в момент возникновения необходимости оплачивать ему выполненные работы.

Объекты запоминаются нереальным производственным бардаком. Покрываешь лепнину лаком “мордан” под последующее золочение, а внизу каменотесы в это в время в несколько “болгарок” начинают тесать известняк или мрамор, пыль не просто стоит столбом, она заполняет все пространство плотным непроницаемым для света облаком и прекрасно ложится на свежий лак. Переделывать золочение приходится пять-шесть раз, естественно, это никем не оплачивается. Каменотесы претензии не принимают – у них тоже сроки, установленные на очередной планерке.

Горельефы
Горельефы “Путти” в процессе реставрации. ГАБТ РФ.

На таких объектах генподрядчик быстро и с радостью заплатит аванс, для того, чтобы вы срочно включились в работу. А чего ему не радоваться ? Работы будут выполняться, а аванс – это последние деньги, которые он вам заплатил. Произвести расчет по окончании работ ему и в голову не придет – у него изначально, как “отче наш”, в голове перечень необходимых причин и предлогов для отказа в оплате, путем длительных ежедневных тренировок он достиг высшей степени профессионализма в теме неоплаты денег.

А субподрядчику нужны объемы работ, ему нужно платить зарплаты своим сотрудникам, налоги, аренду мастерских и пр. Так и живет он на получаемые авансы, кочуя между крупными генподрядчиками , ежедневно увеличивая свою кредиторскую задолженность, в наивности своей полагая, что ему когда-нибудь кто-нибудь заплатит. Это грустные грани нынешней реставрационной реальности. 

Вот, пожалуй, одна из запомнившихся нам работ. Батюшка на храме очень хотел сделать киоты. За несколько лет он скопил нужное количество книжек сусального золота. Изначально киоты планировались из оселкового мрамора, но не дешевая это работа, а денег не было даже на оплату работы архитектора, который бы эти киоты спроектировал, хотя бы на уровне эскизов.

Киоты в интерьере Храма Св. Великомученицы Ирины в Покровском.
Киоты в интерьере Храма Св. Великомученицы Ирины в Покровском.

Пришлось самим решать проблему в условиях ограниченных ресурсов. Сложность работы заключалась в том, что простенки между окнами очень узкие по ширине (чуть более метра), но сильно вытянутые по высоте (более четырех метров). Необходимо было гармонично вписать киоты в межоконное пространство, да еще иконы должны быть пропорциональными, не “золотое сечение”, но все же… Поэтому было принято решение разбить киот по высоте на отдельные фрагменты – ступень, постамент, тянутые карнизы, особо выделив горизонтальное деление тянутыми профилями. За счет этого киоты визуально стали казаться значительно ниже и шире.

Киот Храма Св. ВМц. Ирины в Покровском.
Киот Храма Св. ВМц. Ирины в Покровском.

Делать киоты в оселковом мраморе – дорого, поэтому они были выполнены из гипса с росписью “под мрамор”. Техника росписи отличалась от традиционной альфрейной – художники наносили краски на скомканные полиэтиленовые пакеты и получали “мраморные” разводы просто прикладывая их к поверхности. Затем, после высыхания краски, вся поверхность обрабатывалась восковой мастикой, натираемой до глянца. Конечно, вблизи видно, что киоты расписаны, но с некоторого расстояния иллюзия мрамора полная. Таким образом, желаемый внешний вид киотов был достигнут, а финансовые затраты уменьшились в несколько раз.

Роспись киота
Роспись киота “под мрамор”.

И еще одно экономичное решение: ступени вытесаны непосредственно каменотесами из каменных блоков, камень не какой-либо дорогой итальянский, а мраморизованный известняк из Калужской области. Из этого же камня выполнены подоконники, профили тесались вручную без какого-либо фрезерования.

На наш взгляд, работа получалась достаточно удачной, к тому же и весьма не дорогой.

  • +7 (999) 011-90-11
  • oselok77@yandex.ru
Scroll Up